SILVER CHINS

Шиншилловая ферма

Путешествие Александра Козлова в Германию на ферму Астрид Кох

Поездка в гости к фрау Астрид

С 2006 года я начал посещать выставки шиншилл в Польше, познакомился со всеми активными заводчиками шиншилл и их "ассортиментом". Черные бархаты, стандарты, бежи, фиолеты - все это можно было у них купить вполне хорошего качества. Эбони попадались очень редко, а сапфира я видел только один раз, и тот был привезен на выставку из Чехии. Пришло время заглянуть за границы Польши. Страсть к коллекционированию цветных окрасов шиншилл привела меня к Астрид Кох. По великому блату, узнав электронный адрес Астрид, я написал ей первое письмо с вопросами про эбони, сапфиров, черных бархатов. Она ответила. В ходе переписки выяснилось, что все это у нее есть и даже прислала фото. На тот момент я ничего не знал про Астрид, кроме того, что у нее есть то, чего я не могу найти в России и Польше. Дав согласие на покупку, надо было найти возможность вывоза, так как сложность была в том, что мне пришлось бы оформлять дополнительно немецкую визу. Помочь согласился Петр Котырба - он съездил из Польши в Германию, подержал несколько дней животных у себя -  до момента переправки в Россию. Шиншиллы мне понравились, через некоторое время я обратился к Петру еще раз - привезти фиолета - носителя сапфира и сапфира - носителя фиолета, опять же, от Астрид.

К тому времени я уже знал, что Астрид эксперт и известный заводчик шиншилл, конечно это располагало к ней доверием в плане покупки животных. Интересный факт в том, что в Германии к обучению на эксперта может быть допущен заводчик, который ведет селекцию не менее трех окрасов шиншилл, и в этих направлениях его животные берут  награды на выставках. Это обязательное условие, принято не только в Германии, но и в Дании, Голландии... После нескольких лет учебы и сдачи экзаменов, эксперт так же обязан содержать шиншилл, заниматься селекцией и ежегодно подтверждать квалификацию участием в выставках, проводя оценку шиншилл. В Польше же немного по - другому: на эксперта по бонитировке пушных животных учат в государственном ВУЗе, со второго курса специализации. Дальше, после окончания учебного заведения, эксперт работает на государственной должности и при этом держать дома шиншилл или других пушных животных не обязан.

В самом начале 2009 года от купленных у Астрид животных родились два голубых бриллианта в пятиплодном помете. Я написал Астрид, поблагодарил ее еще раз (в то время рождение ГБ было редким случаем) и спросил ее заодно - не знает ли она, где купить немецких фиолетов. Астрид ответила, что у нее есть только пара - фиолет и носитель, у них родились детеныши, но их уже забронировали другие покупатели. Я попросил следующий помет оставить для меня.

В конце 2009 года произошло сразу два знаменательных события - Астрид оставила для меня двух малышей немецкого фиолета и ЕС разрешило въезд из России через Польшу в Германию по польской визе. Я написал Петру с предложением воспользоваться еще раз его услугами перевозчика, но взять на этот раз и меня с собой. Петр ответил, что так тоже можно.

Петр живет с семьей в горах недалеко от Кракова, я бывал у него несколько раз, покупал бархатных, стандартных шиншилл, один раз гомобежевого самца, который взял на польской выставке первое место. Первая часть моего маршрута стандартная: поездом через Брест в Варшаву, потом на "Интерсити"около 3 часов до Кракова, дальше около часа к Петру по извилистой дороге. В Польше относят горцев в отдельную категорию людей. Горалы, как их называют поляки - сильнее и выносливее среднего человека, они легче переносят боль, дискомфорт, а на мелкие неприятности вообще не обращают внимание. Петр, пожалуй, отвечает этим характеристикам - высотой больше двух метров, с хорошими пропорциями, энергичный, подвижный, в то же время как - бы сдержанный..., то есть эта сдержанность ощущалась скорее как вынужденный контроль, чтобы случайно не произвести разрушения. Эта особенность распространялась и на голос - тихий и как - будто застенчивый. Время от времени его энергия "прорывалась" через барьер сдержанности неожиданной ловкостью и отличной координацией длинных конечностей.

- Сейчас можно поспать, а выезжать будем ночью, когда дороги свободные, - сказал Петр, когда мы поели, и вдоволь поболтали про шиншилл, погоду и политику со всеми, кто на тот момент был дома. Для меня такое предложение было кстати, так как ночь в поезде была традиционно занята пограничными проверками и сменой колес. Часа через три, однако, меня разбудили.

- Пришел брат Даниэль, мы решили поехать сейчас, чтобы раньше добраться к немцам и быстрее вернуться обратно.

- Мы поедем втроем?

- Да, мне нужна будет его помощь на обратной дороге.

- Ясно. Ты спал?

- Нет, я не хочу.

- А где Даниэль?

- Он уже там - Петр махнул рукой в сторону двора.

Я никогда не встречался с Даниэлем, Петр как - то мимоходом говорил, что когда трудно, брат приходит к нему помогать работать на ферме.

На улице уже была ночь, темно - зеленая "шкода октавиа"казалась черной, стояла заведенной у ворот. Иней лежал на дорожках и немного на крыше машины. Я встал с ее правого боку, через стекла никого не было видно. Петр открыл дверцу, в тусклом свете я заметил, что спинка заднего сидения сложена вперед.

- Садись, поехали.

Я сел, устроившись спереди.

- Может, разложим заднее сидение, а то Даниэлю негде будет сидеть?

- Не надо, потом разложим.  

Петр вырулил за ворота, петляя по хорошо асфальтированной дороге мы стали спускаться в долину. Наверно, мы подберем Даниэля где - то по -близости, думал я. Ведь Петр сказал, что он "пришел" и "они решили"...Но,

возможно, Даниэль - это имя какого - нибудь святого, который помогает в трудную минуту. Мы очень мало знаем о разнообразных тонкостях религии даже в пределах христианства. Например, у немцев и поляков есть новогодний персонаж - Святой Сильвестр. Для них он круче Санта - Клауса (предки которого, к слову, скорее всего, были эмигрантами из Германии), а вот мы о Сильвестре почти ничего не знаем. Я решил больше не спрашивать про Даниэля, возможно, это уже было не очень прилично.

У меня нет машины, но там, где приходилось быть попутчиком, раньше была бумажная карта, предварительное знакомство с маршрутом, расчет времени, предположительные остановки. Здесь я впервые видел только экран навигатора - зеленую жирную стрелку на темном экране и больше ничего. Ни комментариев навигатора, ни музыки не было, и я вскоре задремал.

Сколько я проспал - не знаю. Машина стояла рядом с прямоугольной площадкой - частично асфальтированной, частично забетонированной. Возможно, раньше здесь была постройка, которую снесли и остались только дорожки. Площадку тускло освещал дорожный фонарь и фары машины. Петр сказал, что здесь можно сходить в туалет и немного подвигаться - размяться и взбодриться перед границей. Я отошел к обочине позади машины и приготовился выполнить первую половину рекомендаций Петра, краем глаза заметив, что он вроде как пошел со мной, но остановился и открыл багажник. Через пару секунд от туда вылез человек и в нескольких метрах от меня занялся тем же самым. Петр захлопнул багажник и отошел к переду машины.

- Привет, Саша - сказал человек из багажника. На нем был спортивный костюм из плотной ткани с капюшоном, кроссовки.

- Привет, ты Даниэль?

- Да.

Братья пошли на площадку, по пути размахивая руками и пружинисто приседая. Даниэль был чуть ниже Петра, но шире в плечах. Волосы темно - русые, у Петра черные. Выйдя к ровным участкам, братья разошлись в стороны и стали разминаться более активно, наконец, они перешли к коротким и очень энергичным пробежкам. Было морозно, пар шел изо рта, двигаться не хотелось. Я пару раз присел, пару раз наклонился и залез обратно в машину. Два огромных горала, чередующие серии высоких прыжков из положения сидя на корточках со стремительными пробежками, на этом ночном пустыре, поглощали все мое внимание.

Дальнейший путь Даниэль продолжал сидя на разложенном заднем сидении. Разговор не вязался, Петр только спросил как ему спалось. Брат ответил, что нормально, но было прохладно. Вскоре машины стали попадаться чаще и впереди замаячили огни. Скорость снизили и подъехали к части дороги, которая значительно расширялась. Горело несколько прожекторов, по обочинам и на самом асфальте стояли бетонные фундаментные блоки. Между ними кое - где были машины и сновали люди Слева, чуть повыше виднелось нечто, напоминающее строительный модуль из утепленного оцинкованного железа типа времянки для строителей. Ощущение было, что мы случайно заехали на стройку, но с какими - то особыми спецэффектами - повсюду не то слои тумана, не то клубы выхлопов от автомобилей, пронизываемых красноватым светом прожекторов и фар. Вскоре из белых клубов появился и "прораб" - к полуоткрытому окошку Петра подошел толстый лысый немец в форме и высокой фуражке и что - то сказал. Из - за "спецэффектов" голова его казалась равномерно - розовой, впереди угадывались рот, глаза. Мне показалось, что он кого - то напоминает. Петр отдал ему наши паспорта. Немец показал красивые гладкие складки на затылке и исчез в тумане. Кажется, Наф-Наф из трех поросят был самый деловой - промелькнуло в голове воспоминание.

- Нам надо пойти за ним, неизвестно куда он понес наши паспорта - сказал я вслух.

- Не надо - произнес спокойно Петр.

- А что он сказал? -не унимался я.

- Кто?

- Немец.

- Не знаю.

Оставшись без документов я начинал нервничать. Немного впереди нас немцы вывели пассажиров из машины и заставили положить их руки на капот.

- Нас будут проверять? -снова спросил я.

- Нет, не будут.

-А этих - кивнул я в сторону передней машины.

- У них нашли сигареты - отозвался Даниэль.

В течение следующих нескольких минут я складывал в уме полученную информацию - из нас троих никто не знает немецкого, но Петр знает, что за паспортами не надо идти. Еще он знает, что нас не будут проверять, а Даниель знает, что везут в соседних машинах...

Из тумана вынырнул другой немец и подошел к нам, худой, с короткими черными волосами под фуражкой, отдал паспорта, что - то сказал и замахал кому - то впереди нас. Петр медленно тронулся и, выруливая между блоками, выехал на открытую дорогу.

Я проверил страницы паспорта - ничего нового не обнаружил.

- Нам в России сказали, что границу открыли - сказал я, когда мы уже прилично отъехали, и я почти полностью успокоился.  - Когда мы поедем обратно с шиншиллами, могут быть проблемы?

- Нет, мы поедем другой дорогой. Граница открыта, просто иногда еще ставят пост. Скоро все привыкнут и постов не будет.

К дому Кохов мы подъехали около пяти утра. Решили, что так рано будить их не прилично, решили провести время за перекусом. Выяснилось, что братья с собой взяли пакет с несколькими булками. Есть мне не очень хотелось, к тому же запивать было нечем. Для Петра и Даниэля отсутствие жидкости не было серьезной помехой и скоро булки исчезли.

 Дождавшись 6 утра, Даниэль попытался связаться с Астрид с помощью СМС-ок, но, как я понял, без ответа. Какого - то серьезного забора перед домом не было, мы вышли и пробовали стучать в дверь. Наконец, в окнах появился свет и нас впустили. Запомнилась большая прихожая с "вольером" для белой и черной шиншилл во всю стену, пара маленьких собачек, суетящихся под ногами. На кухне нас усадили за длинный стол и накрыли континентальный завтрак - куча разных баночек с вареньями, джемами, маслом и прочими составляющими для бутербродов. Сначала с нами сели завтракать Астрид и ее муж Петер, потом появились их дочка с другом, чуть позже подошли брат - близнец Петера и сестра (не близнец) Астрид. Оказалось, что две сестры замужем за двумя братьями, причем близнецами. Самое полезное в таком союзе было в том, что все они и их дети ухаживают за шестью сотнями шиншилл на ферме. Ферма расположена не далеко -  в конце соседней улицы - можно пройти и пешком, но мы поехали на трех машинах. Помещение просторное, с высокой крышей, распашными воротами - скорее всего, было построено именно для животных, но больших - коров, лошадей, а потом приспособлено для шиншилл. Клетки самых разных конструкций -  от больших, с деревянным каркасом, размером примерно 1х1х1  метр, до обычных - фермерского типа. Видимо, ферма наращивалась постепенно, комплектовалась теми моделями, которые можно было купить на текущий момент. Астрид поднесла мне молодую белую шиншиллу со словами: "Смотри, белый сапфир, самка!"

На тот момент белый сапфир был редкостью не только для России, но и для Европы. Плюс к редкости у нее была хорошая форма и красивая круглая голова, что у сапфиров и сейчас встречается не часто. Пока я делал медленный "обход", Астрид отошла к другим клеткам и вернулась с 2-3 месячным малышом, повернула его в ладонях брюхом вверх и показывая пальцем на волнистую шерсть, сказала - "смотри, это локон!" Я смотрел на малыша, понимая, что у нас в России таких шиншилл пока что вообще нет, но, вероятно, мое лицо не выражало должных эмоций. "Локон, локон!" повторила она, одной рукой держа детеныша, а другой показывая на вьющиеся концы своих волос. "Да, по - русски это тоже локон" - вяло улыбнулся я. Было крайне неудобно - я только что понял, что могу посмотреть, оценить и купить у Астрид самые разные редкие мутации и комбинации окрасов. Это удачная возможность, которая, скорее всего, больше не повторится, но я ее пропускаю просто потому, что деньги есть только на двух немецких фиолетов. Астрид больше не отходила, чтобы продемонстрировать очередное "сокровище", шла рядом, показывая рукой на то, на что хотела обратить мое внимание:

-Вот черный бархат...

-Ага.

- Мои стандарты...

- Хорошие стандарты.

Когда уходили из фермы, окончательно рассвело, взошло Солнце и давало длинные тени. Мы с поляками тепло попрощались с Астрид и всеми ее родственниками и отправились в обратный путь. Даниэль пересел за руль, "шкода", привыкая к новому водителю, несколько раз ошалело метнулась от обочины к разделительной полосе и обратно, выровнялась и взяла курс на Краков. Петр не спал. Сидел на заднем сидении и поддерживал разговор. Оказалось, что Даниель учится на втором курсе в Краковской Сельскохозяйственной Академии на ихтиолога. Летние каникулы он проводит в Египте, работая инструктором по дайвингу, и одновременно изучает рыб Красного моря. Стоял погожий солнечный день, дорога обратно пролетела в рассказах, впечатлениях и воспоминаниях о море, рыбах и немного о шиншиллах.

Никаких признаков границы в этот раз замечено не было и, вообще, чувство было такое, что вчерашняя ночь осталась где - то далеко - далеко в прошлом... или, может, все это был какой - то сон из разных, не вполне правдоподобных фрагментов.

Автор: Александр Козлов

                                           

© 2008-2019. SilverChins. Развитие шиншиловодства в России. 

Все материалы, опубликованные на сайте в любом виде, являются объектами авторского и имущественного права. 

Любое их использование должно быть согласовано с администрацией сайта.